На «Шелковом пути» море кайфа

Из этого текста вы узнаете:
  • Зачем люди приезжают на ралли-рейд и где лучше его смотреть
  • Почему без «Тойоты» провести такое большое событие невозможно, на автомобилях этой марки перевозят организаторов, журналистов и участников
  • Как не получить премию Дарвина на ралли-рейде
  • Почему бивуак – самое демократичное и атмосферное место в мире гонок
А также:
  • Что общего у монгольских дорог и фильма «Безумный Макс»
  • Почему «Тойота» стала главной машиной в Монголии
  • Кто из участников ралли-рейдов потрясает больше всего

Те, кто ездит на «Формулу-1», любят ее за возможность хотя бы издали увидеть быстрейшие гоночные машины. В Ле-Ман приезжают за самой гоночной атмосферой в мире. На ралли же едут ради гонок в первозданном виде – без маркетинговой мишуры и вылизанного до блеска паддока.

Забудьте о присущем «Ф-1» гламуре: на ралли все гораздо суровее для всех – гонщиков, механиков, журналистов, болельщиков. Сюда никогда не приедут инстаграм-блогеры или другие случайные люди – только настоящие фанаты гонок.

Увидеть ралли-рейд своими глазами можно несколькими способами: можно поехать на маршрут, фототочку или старт/финиш.

Маршрут – главная часть ралли. Работа над ним начинается за несколько месяцев до ралли с его прокладки. Сначала изучаются карты и снимки со спутника. Но провести такую масштабную гонку невозможно без хардкорной проверки маршрута на подходящих для этого автомобилях – и тут организаторам на помощь приходит «Тойота». Специальная экспедиция на слегка модифицированных Toyota Hilux проверяет сам факт существования заранее выбранных дорог, осматривает их по нескольку раз при любой погоде, записывает все детали, ищет подходящие площадки для старта, финиша, контрольных точек, бивуака.

Вся эта работа занимает несколько месяцев. Маршрут нужно проложить так, чтобы он получился интересным и при этом не завел участников в глушь, где им пришлось бы спасаться от русских медведей или устраиваться батраками в монгольской деревне. «Тойота» помогает организаторам «Шелкового пути» проложить маршрут уже четвертый год подряд, а также занимается перевозкой организаторов, охраны и журналистов по ходу всего ралли-рейда.

Проще всего поехать с утра на старт или финиш. Туда я в составе медиа-кара отправился по ходу первых двух российских этапов «Шелкового пути».

В этих местах организаторы готовят все необходимое для фанов: огороженная территория, парковка, палатки с едой, напитками и сувенирами. Точки старта и финиша почти всегда расположены далеко за городом, так что из праздного любопытства сюда приезжают редко. Особенно – если утром прошел дождь и размыл грунтовые дороги, как в первый день, когда мы отправились на финиш первого спецучастка.

Один мужчина, похожий на отставного десантника рассказал, что приехал ради раллийных «КАМАЗов», другой – который привез с собой всю семью (аж семь человек) – что ради атмосферы большого события. Она напоминала пикник на природе: кто-то играет в бадминтон, кто-то – лакомится шашлыками. Но большинство прильнуло к ограждению и ждало прибытия первых участников.

У старта и финиша есть один общий минус: машин, пролетающих по бездорожью на полной скорости, здесь не увидишь. Точка реального финиша находится на некотором расстоянии от зрителей в целях безопасности – к ним гонщики приезжают уже неспешно ради проставки контрольной отметки и флэш-интервью. То же самое со стартом, но там повеселее – заранее приезжающие раллисты паркуются прямо у зрителей, готовятся к началу СУ у них на глазах. Обычно у них есть свободное время до начала – потому они без проблем подходят для фото и автографов и общаются со зрителями. Так что толпы болельщиков собираются не зря.

Ну а после финиша участники мчат на бивуак по лиазону – дорожной секции, время на которой не учитывается в классификации ралли. Здесь нужно соблюдать скоростной режим и ПДД. Впрочем, даже в таких условиях гонщики едут быстрее: когда нас обогнал пилот «Тойоты» Эрик ван Лун, наш водитель Сергей со словами: «Слабоумие и отвага!» попытался угнаться за ним. На грунтовке получилось неплохо, а вот на трассе все закончилось: гоночный Hilux гораздо бодрее преодолевал трафик и вскоре усвистел вперед.

Монгольские степи, облака пыли и рискующие жизнью болельщики

Перейдя ранним утром границу с Монголией, мы поехали за реальным экшном – прямо на маршрут «Шелкового пути».

Монголия – это бесконечные степи, холмы, юрты и плохие дороги.

Асфальтовых трасс в стране немного, они узкие и при этом платные. Нередко федеральные трассы выглядят так.

Движение по такой грунтовке чем-то напоминает фильмы про Безумного Макса: как-то раз мы попытались выскочить из облака пыли машины впереди и увидели, как на нас в три ряда несутся встречные автомобили. А проселочные дороги – это вообще отдельная песня. Внутри нашего «Лендкрузера Прадо» кататься по Монголии легко и приятно, но на условном «фокусе» форсировать местное бездорожье будет не очень комфортно. Если вообще получится.

В Монголии есть два основных средства передвижения: лошадь и «Приус». Но если всадников можно встретить лишь вдалеке от крупных поселений, то гибриды «Тойоты» здесь повсюду – буквально каждая вторая машина. Объяснение простое – бензин дорогой, а подержанный «Приус» из Японии – дешевый. В стране их так много, что они уже стали одной из главных тем для местных анекдотов.

Сперва мы поехали на фототочку. Это специальные места для фотографов и зрителей, к которым всегда есть проезд, и которые гонщики проезжают довольно близко к зрителям. Ралли-рейды непредсказуемы: угадать где будет интереснее всего на длинном маршруте практически нереально. И поначалу нам не повезло: та точка располагалась совсем рядом с населенным пунктом, а в таких местах роудбук предписывает ограничить скорость. Я немного приуныл, когда несколько мотоциклистов проехали ее откровенно на круиз-контроле – но водитель Сергей подмигнул и предложил поискать место получше – на самом спецучастке.

Первое важное и очень простое правило при таких поисках: ни в коем случае нельзя лезть в «канал» – так на ралли называют дорожку, по которой непосредственно проходит спецучасток. Его нарушение вполне может закончиться премией Дарвина. Местные жители его явно не знали: на моих глазах канал регулярно пересекали сельчане на чопперах и мини-грузовиках, туда же заезжали блуждающие легковушки с болельщиками. Но в целом фаны ралли-рейдов вели себя куда сознательнее поклонников классического ралли, часто лезущих буквально под колеса.

Зато параллельно каналу двигаться можно, если есть где – так мы и поступили. Отъехав на несколько километров, Сергей радостно крикнул: «Вот оно!» – нашел удачный участок с подъемом. Лучше – только наткнуться на трамплин. Я едва выскочил из машины, как водитель завопил: «Нассер!» – и спустя пару секунд из-за поворота с заносом действительно выскочил Hilux Аль-Аттии. И превратил меня в покрытого пылью, кашляющего, но абсолютно восторженного придурка, успевшего лишь выдохнуть «ВОУ».

Примерно в тот момент я реально прочувствовал, почему люди болеют ралли. Приближающийся рев, пролетающая мимо машина, вжух, облако пыли, затем пара минут тишины под палящим солнцем – и все повторяется снова. Иногда промежутки короче, иногда – машины едут буквально впритирку и обгоняют друг друга. Хотя в ралли не принято сдерживать более быстрого соперника – для этого даже есть специальный прибор «сентинель», с помощью которого пилот сзади оповещает коллегу, что хочет его обогнать.

А вскоре я получил хороший урок: следующий внедорожник не только обдал меня пылью, а еще и выщелкнул маленький гравийный камешек прямо мне в щеку. И это было больно. Очень.

Грузовики – самое впечатляющее зрелище на ралли

Завидев на трекинге приближающиеся к нашей диспозиции грузовики, мы тут же поспешили отъехать подальше. Второе важное правило: нельзя находиться слишком близко к каналу, когда его проходят грузовики. На ралли они не могут ехать быстрее 140 км/ч (это официальное ограничение), но вживую это совсем не кажется медленным темпом. И если 10-тонный раллийный грузовик на такой скорости понесет в сторону – шансов выжить у подобравшихся близко зрителей почти нет. Так что даже представлять несущийся на тебя «КАМАЗ» было страшно.

Я уже хотел попросить ехать дальше, но Сергей остановил меня: «Сейчас подъедет первый грузовик, и ты увидишь, что теряешь». И был прав: ревущий «МАЗ» Сергея Вязовича, поднимающий просто тучу пыли за собой и подскакивающий на кочках, заставил меня раскрыть глаза даже шире, чем Аль-Аттия. Конечно, ехать я больше никуда не хотел. Два «КАМАЗа», «Рено», еще «МАЗ», еще «КАМАЗ» – даже подумать не мог, что грузовики могут ТАК валить. Местные болельщики тоже были в полном восторге.

Затем – снова в дорогу, на бивуак. Время во время марафона летит реально незаметно: казалось, ты только проснулся и выехал на лиазон, а уже почти вечер. Чтобы успевать за темпом ралли-рейда, вставать приходится очень рано, чтобы выехать раньше гонщиков – но при этом все настолько захватывает, что каждодневный недосып просто не замечаешь.

Самое демократичное гоночное место в мире

Если хотя бы немного интересующегося гонками человека попросить назвать место, где размещают гоночные машины, он выпалит, не задумываясь: «Паддок»! И если речь идет о «Формуле-1», MotoGP, «Ле-Мане» или любых других шоссейно-кольцевых гонках – но только не в случае ралли.

Главное место на любом ралли-рейде – бивуак. Это такой небольшой передвижной город, где кипит жизнь, и который каждый день меняет дислокацию. В 80-е годы, когда культура ралли-марафонов только развивалась, бивуак был эталоном аскетизма и хардкора: палатки, еда с костра, отсутствие нормальной связи с внешним миром. Сейчас все изменилось: многие участники привозят оснащенные моторхоумы, на территории есть ресторан с кучей еды на любой вкус, Wi-Fi-точки расположены буквально всюду. И даже очаровательные промо-девушки есть.

На въезде – обязательная мойка: после спецучастка машины иногда выглядят так, что невозможно понять, кто в ней. А осматривать и чинить уляпанную технику очень затруднительно.

Некоторых гонщиков и журналистов на ночь на «Тойотах» увозят в гостиницы. Но всех участников, инженеров, механиков, организаторов, журналистов, водителей и пилотов авиации отели вместить не могут. Поэтому большинство ночует прямо на бивуаке.

Для палаток обычно выделяют отдельное место, но механики и прочий персонал часто селится прямо рядом с машинами. Сон для них – роскошь: один из механиков «Ямахи» рассказал, что поспать обычно удается не больше 3-4 часов. А уснуть непросто – работа над машинами нередко затягивается на всю ночь, и тогда приходится мириться с противным звоном инструментов и жужжанием гайковертов. А уж если кто-то заведет грузовик – то все поблизости вмиг просыпаются.

Чуть поодаль расположены души и туалеты, а также ресторан – самый большой шатер на бивуаке. Рядом с ним обычно размещают пресс-центр, медицинский центр и различные организаторские палатки. А еще там же располагается штабной грузовик – аналог дирекции гонки в «Формуле-1», куда стекается вся информации о происходящем на марафоне и откуда раздаются все директивы и указания.

Бивуак – это место, где все ведут себя просто и держатся друг с другом на равных. Многочисленные обитатели снуют туда-сюда, делятся запчастями, отдыхают прямо на земле, стирают и развешивают одежду на «техничках».

Гонщики KTM Сэм Сандерленд и Лайя Санс спокойно идут на обед в расположение «Тойоты», а повар команды с радостью выносит им рис и стейки с пастой. Гиперактивный Нассер Аль-Аттия до поздней ночи болтается по бивуаку, перебрасывается шутками на арабском с напарником Язидом Аль-Раджи, охотно фоткается и беседует со всеми желающими. И то, что он – аристократ и наследный принц Катара, роли не играет: на бивуаке все различия стираются.

Здесь можно запросто пообщаться с кем угодно, без всяких стоящих над душой пресс-атташе с их жесткими таймингами – такой открытости и близко нет в «Ф-1». Только Язид аль-Раджи однажды отказался со мной разговаривать – но трудно на него обижаться, так как ровно перед этим он досадно сошел уже на втором этапе «Шелкового пути».

Ралли-рейды – это действительно круто

В последний вечер на бивуаке испытываешь искреннее сожаление. Что-то вроде последнего дня новогодних каникул в детстве: вроде елка еще на месте, и даже сладости съели не все. Но четко чувствуешь, что праздник закончился.

До «Шелкового пути» я даже не представлял, что ралли-рейды – это настолько круто. Мощные внедорожники, совершенно не «зазвездившиеся» пилоты, атмосфера одной большой и дружной компании – когда видишь все это своими глазами, то оно реально цепляет сильнее, чем любое самое крутое раллийное видео на YouTube.

Попробуйте как-нибудь – таких эмоций вы точно больше нигде не найдете.

Узнайте больше

19/07/2018 Герои песка и гравия: Toyota представляет ралли-рейд «Шелковый путь 2018» 19/07/2018 Герои песка и гравия: Toyota представляет ралли-рейд «Шелковый путь 2018» В распоряжении участников ралли-рейда «Шелковый путь» не будет такой роскоши, как 60 дней гонки. Лучшие пилоты мира должны преодолеть коварный и сложный маршрут из Астрахани до Москвы за 7 дней. 31/08/2017 Арифметика «Шелкового пути»: 23 Toyota, 250000 км, 0 поломок 31/08/2017 Арифметика «Шелкового пути»: 23 Toyota, 250000 км, 0 поломок Внедорожники Toyota — официальные автомобили ралли-рейда «Шелковый путь — 2017» — благополучно вернулись домой, преодолев путь от Москвы до китайского Сианя и обратно. Суммарный пробег 23 автомобилей легендарного семейства Land Cruiser составил почти 250 000 километров. 1/08/2017 «НеШёлковый» путь Toyota: как ралли-рейд стал настоящей проверкой на прочность 1/08/2017 «НеШёлковый» путь Toyota: как ралли-рейд стал настоящей проверкой на прочность 22 июля в китайском городе Сиань состоялся торжественный финиш и награждение победителей двухнедельного ралли-рейда «Шёлковый путь-2017». 19/05/2017 Представлен маршрут ралли-рейда «Шёлковый путь-2017», проложенный на Toyota Hilux 19/05/2017 Представлен маршрут ралли-рейда «Шёлковый путь-2017», проложенный на Toyota Hilux 17 мая в Москве в рамках официальной пресс-конференции состоялась презентация маршрута международного ралли «Шелковый путь-2017», проложенного на автомобилях Toyota Hilux.